Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

0 0

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

Отчего в современном мире, где технологии как будто заполонили не только наш быт, но и наше сознание, людей все чаще стало тянуть к земле? Генетическая память, усталость от бесконечной гонки за успехом или нечто иное? Но если подумать, то зачем вообще искать причины. Тянет в деревню — значит, надо ехать в деревню. И не задумываться зачем, почему, как.

Пример — Галина Винцик из Несвижского района. Проведя всю сознательную жизнь в Минске, она без сомнений бросила столицу ради спокойной жизни в агрогородке Грицкевичи. И в том, что сейчас она счастлива, нет никаких сомнений.

Гордится Галина Николаевна тем, что на ее участке вырастают большие, сочные арбузы. Видимо, земля в Грицкевичах действительно плодородная. Арбузов хватает, чтобы поделиться и с дочками, и с родственниками.

Какая там была деревня…

Бабушке и дедушке Галины Николаевны в жизни пришлось трудно. Они жили недалеко от Белостока, где их застала война.

— Дед был очень умным, знал много иностранных языков. Когда началась война, деревни сжигали. Так немцы никого не трогали, но, если только обнаруживали связь с партизанами, деревню истребляли, — пересказывает события наша героиня. — И с той деревней, где жили мои бабушка с дедушкой, случилось подобное. Немцы пришли сжигать деревню, а они спрятались в погреб. Один немец открыл погреб, а дед ему по-немецки: «Дети маленькие, пожалей, не убивай».

Их пощадили. Следующему за ним немецкому солдату тот немец, проявивший неожиданную человечность, передал, что в погребе «чисто». Всякое бывает на войне…

Позже бабушку и дедушку нашей героини раскулачивали, ссылали в Сибирь, но через время они все равно вернулись домой, поселились уже ближе к Несвижу. Только жизнь легче не стала, и дед умер в 47 лет.

Сама Галина Николаевна родилась в той же деревне, а уехала оттуда, когда пришло время поступать.

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

Ремонт в доме в Грицкевичах наша героиня начала сразу после заселения, много сегодня уже сделано, многое еще предстоит

— Та деревня — это рай. Если бы она была до сих пор живая, я бы обязательно туда поехала. Там такое месторасположение! Я по натуре рыбак, лес люблю. Там по лесу ходила и ничего не боялась. И лосей встречала, и кабанов — буквально в паре метров. Но мне не было страшно. Я знала каждую тропинку, каждый кустик. Деревня немного в глубинке находится, а посреди нее речка протекает, — описывает Галина Николаевна и продолжает: — С двух сторон — озера. Понимаете? Там все заросло иван-чаем, лечебными травами… В Грицкевичах ничего такого, но тут живут люди, а там уже практически нет.

А дом родительский там и сейчас стоит. Дочки просят его сохранить как память.

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

Дочери Галины Николаевны живут в Минске и в Турции, постоянно на связи, приезжают в гости, а когда они далеко, рядом — их фотографии

«Чего ты будешь сидеть там в деревне?»

Но углубимся еще немного в прошлое — в детство нашей героини. Разве можно без улыбки рассказывать, как когда-то они дружной гурьбой ходили в школу в другую деревню, которая располагалась за четыре километра?

— Зимой, когда сугробы, мы все гуськом след в след шли. В школьные годы я спортом занималась, ездила за Несвижский район выступать на соревнованиях. Интересно было! Помню, мама купила лыжи. Мне так хотелось показать бабушке, как я на них ездить умею! Мы такой трамплин сделали, я подпрыгнула — и носом в снег. Лыжа сломалась, а мне так было жалко ее. Я же знала, что мне другую не купят, — рассказала собеседница.

Стоит упомянуть, что мама Галины Николаевны одна воспитывала троих детей, поэтому каждый к труду приучен был с детства.

— Нам приходилось много работать, чтобы жить как все, даже лучше. Поэтому я испытала в жизни все трудности, — вздыхает наша героиня.

Почему после школы переехала в Минск? Потому что тогда среди молодежи считалось модным перебраться в столицу. Так, в 1979 году Галина Николаевна поступила на спортивную специальность и стала минчанкой.

— Тогда было так интересно на город посмотреть! В итоге месяц там, может, побыла и вернулась опять в деревню. Не захотела жить в Минске. А потом мой брат вернулся из армии, женился в столице и мне сказал: «Чего ты будешь сидеть в деревне? Приезжай в Минск, устраивайся на работу». И я поехала, — раскрывает подробности своей судьбы наша героиня.

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

В городе звезд не увидишь

Так до самой пенсии и даже чуть дольше Галина Николаевна прожила в Минске, где родились две ее дочери. Девочки выросли, устроились в жизни: одна работает в банке, другая живет в Турции с мужем и воспитывает ребенка. Обе признаются маме, что больше воспоминаний у них связано с той самой деревней, где сегодня почти не осталось жителей. То же самое и у Галины Николаевны. Поэтому в 2019 году она решила бросить столичную жизнь и вернуться в родной Несвижский район. Выбор пал на агрогородок Грицкевичи, поскольку тут и людей больше, и условия лучше.

— Купила я тогда этот дом и по сей день делаю в нем ремонт. Тут кухня была такая старая, доски постоянно прогибались. Срывали все полностью, переделывали. Теперь у меня три спальни — для меня и для дочек, — рассказывает наша героиня. — Так хорошо тут! Летом я в четыре часа утра, как светает, встаю, выхожу за дом в лесопарк, становлюсь к солнцу и думаю, какая же красота! Разве бы я в квартире так смогла? Вдохнула бы я так свежего воздуха? Да никогда! Там кофе попила, включила телевизор. Позавтракала — и уже в сон клонит.

В деревне, конечно, жизнь стала абсолютно другой. Уже и телевизор особо включать не хочется. Вместо этого есть живое телевидение.

— По весне можно наблюдать, как цветочки расти начинают. С каждым днем они меняются, потом зацветают. Это же такая красота! А в городе никогда этого не почувствуешь, — восклицает Галина Николаевна.

28 уток, закатки и рассада

По Минску она как-то и не скучает. Наведывалась в гости к дочке, но поспешила вернуться домой, в деревню. Тут простор, свобода, люди ближе друг к другу.

— Сколько я в квартире там прожила, даже не всех соседей знаю. Каждый зашел в свой угол и замкнулся, — рассуждает Галина Николаевна. — Было время, когда я жила в общежитии. Как мне там жилось хорошо! Когда переехала в квартиру, хотелось выть. В общежитии я еще не успею проснуться, а мне уже звонят: «Галюня, приходи на кофе», «Я тут вкусненького приготовила, заходи ко мне!» И так целый день. Тогда как-то все друг с другом общались без зависти, без злости.

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

Рассада — это та же самая новая жизнь, которая в доме Галины Винцик расцветает каждой весной

Да и в деревне постоянно есть какие-то дела. То закатки делать, то помидоры высаживать. А еще наша героиня держит 28 уток.

— Знаете, сколько утки съедают, сколько зерна для них надо купить? Зимой им надо смешивать картофель, свеклу, муку. И так попробуй каждый день! На плиту два чугуна ставлю. У меня морозильники забиты мясом, — отмечает наша героиня. — Еще индюки есть. Свиней дети не разрешают. Есть проблемы со спиной, поэтому дети попросили: «Поживи хоть когда-нибудь для себя!» Но натура такая. Сама себя спрашиваю, зачем мне это? Дети помогают, ну, а что ж я купила дом в деревне и буду просто сидеть?

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

Городских людей гуси обычно пугают своим настойчивым желанием кусаться, но сельские жители знают, как найти к ним подход

Между тем подумывает о переезде в деревню после пенсии уже и турецкий зять Галины Николаевны. Так ему приглянулась Беларусь!

— Они в Турции вечером особо не пройдутся. А тут приехали в Минск, гуляют где хотят. Зять мой на русском только кое-какие слова говорит, но он на ломанном языке к кому-нибудь обратится — и ему все объяснят, все покажут, даже проведут. Поэтому он говорит: «Ваша Беларусь не сравнима с нашей Турцией», — делится Галина Николаевна.

Правильно говорят, что каждому в жизни нужно свое. Кому-то — бетонный «кубик» в минской многоэтажке, где можно укрыться от всего мира. Кому-то — дом в деревне с выходом к речке и лесу, где можно почувствовать себя частью общества. Но слушая рассказы нашей героини о простой сельской жизни, пропитанные тончайшим романтизмом, невольно сам начинаешь задумываться: «А не сменить ли мне город на деревню?» Впрочем, решать только нам.

Закатки, рассада и 28 уток. Как вернуться в деревню, прожив сорок лет в Минске

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.